Сохраняющий жизнь

Заслуженный врач России, анестезиолог-реаниматолог, руководитель краевого центра паллиативной медицинской помощи и главный специалист Ставропольского края в этой сфере Александр Палехов рассказывает о работе «на грани», спасениях людей, вере, желаниях и страхах.
Александр Палехов, 68 лет, Ставрополь
Александр Палехов, 68 лет, Ставрополь
«У меня отец окончил военно-медицинскую академию Ленинграда в 1939 году. Мама ушла на фронт медсестрой со второго курса мединститута. Так что у меня это пошло от родителей, выпустился из Курского медицинского института. Я реаниматолог, потому что это одна из наиболее интересных специальностей. А в Ставрополь приехал в 1989 году. До этого я работал в Якутии, знаю, что такое минус 60».

«Меня очень заинтересовала проблема обезболивания не только на момент нахождения больного в стационаре или на операции, а на перспективу. Потом всё больше и больше стал увлекаться хроническим болевым синдромом. В конце 80-х вышел приказ Минздрава России о создании кабинетов противоболевой терапии с целью борьбы с хронической болью у онкологических больных. Так и начал заниматься паллиативной помощью».
«Заслуженного врача России» я получил около восьми лет назад. До этого был отличником здравоохранения. По стандарту выдачи государственных наград, заслуженный врач РФ достаётся тем, кто не просто проработал много лет, а внёс что-то принципиально новое в структуру региона и страны. Задолго до появления федерального закона «О паллиативной помощи» я начал заниматься этим вопросом в Ставропольском крае. Выезжал в районы, рассказывал о современных подходах и препаратах. На Ставрополье сейчас проблем с тем, чтобы назначить больному правильный препарат, нет. Хотя во многих регионах России с этим есть трудности».

«Мне уже 68 лет, и своей работой занимаюсь до сих пор. Почему? Да всё просто: это же безумно интересно! Даже если исключить финансовый вопрос, это прекрасная работа. Паллиативная помощь — она же гораздо шире, чем мы представляем. В каждой профессии есть какой-то свой конёк. У меня — обезболивание. Я прихожу к человеку и избавляю его от боли. Меня нельзя назвать ангелом, но я стараюсь сделать всё возможное для пациента».
«У меня есть интересная запись в трудовой книжке. Сейчас за неё меня, наверное, наказали бы юридически: сдача крови во время операции. Много лет назад я давал наркоз в гинекологическом отделении. Женщина погибала на операционном столе от сильного кровотечения. Кровь её группы была использована, за новой поехали, а ждать было нельзя. Я знал, что наши группы совпадают, и подключил прямое переливание из вены в вену. Женщина выжила».

«В реанимации иногда нужно думать о том, что можно сделать сейчас, а не о последствиях. Её муж мне потом ещё пять лет звонил поздравлял со всеми праздниками. Поступок необдуманный. Сделал бы я такое сейчас — не знаю. Но это воспоминание мне приносит радость».
«Анестезиология и реанимация — это всегда работа на грани. Потому что реакция человека на вмешательство должна быть предсказуема, но часто происходит иначе. Есть индивидуальные особенности. У меня за плечами много историй. Но каждая из них — это кусочки сердца и души, которые где-то во мне отложились. В словах такое рассказать сложно. Боролся, старался, иногда трудился по несколько суток подряд. Всякое бывало».

«В работе я считаю себя примером для подражания. А вот самого себя — нет. Помогаю в онкологии, а курю как сапожник! В Якутии я общался с настоящим китайским целителем. Он говорил, что если человек курит много десятилетий, то бросить — даст по нему больший удар, чем продолжать. Я не говорю, чтобы люди продолжали курить. Это просто мой индивидуальный подход».
«Моя работа напрямую связана с верой. Однако есть понятия «воцерковлённый человек» и «верящий в Бога». Я их разделяю. Есть очень интересное выражение: «Церковь должна быть не из брёвен, а из рёбер». Вера должна быть не в здании, а в грудной клетке. В Бога, как всевышнюю силу, я верю. Но не всегда считаю, что между Богом и человеком должен быть посредник. Хотя, например, Тверской хоспис «Анастасия» возглавляет священнослужитель. Его профессия никак не исключает помощь людям».

«Я считаю, что тот самый «свет в конце тоннеля» — есть. Душа человека существует. От того, как ты живёшь эту жизнь, разовьётся и твоя следующая».

«Я хотел бы, чтобы люди любили друг друга, верили друг в друга и были доброжелательны. Причём это должно относиться ко всем — как к россиянам, так и иностранцам. Есть такая поговорка: «Человек должен отвечать только двум принципам: профессионализм и порядочность». Если есть это, то всё остальное приложится.
Left
Right
Мои дети рады, что я работаю
«Они видят, как я увлечён, радуются, что у меня есть силы. Я же им очень дорог».
Иногда достаточно выспаться
«Когда мне ничего не хочется делать, я просто ложусь и высыпаюсь. Чтобы снять всё напряжение — часов 12. А до этого ещё хорошо пройтись одному спокойно по свежему воздуху. Желательно с любимой собакой».
Самое яркое впечатление — распад СССР
«Когда это произошло, мы бегали с листовками, поддерживали. А потом всё повернулось не так, как мы хотели. Я жалею о великой советской империи».
Ни один человек не боится умереть. Но все люди боятся умирать
«Эту фразу я услышал недавно на очередной конференции. Я боюсь оказаться в беспомощном состоянии, когда за мной нужно ухаживать. Мечтаю доработать в полном сознании, в окружении близких с улыбками и незаметно уйти. Хотя в 95 я бы сказал себе: «Пойдём покурим!».
Главное в жизни — уважение окружающих
«А ещё любимая работа и близкие. Ну и желание что-то сделать хорошее, чтобы все видели, что это сделал именно я».
Всегда надо защищать семью
«Даже страна состоит из семей. А ещё нужно думать о народе, предках и родине».
Увидеть бы многие страны
«Это нечто новое, что мне хотелось бы попробовать. К профессии сейчас это не относится. Надо продвигать то, что есть».
На что я ориентируюсь? На 10 заповедей Господних!
«А почему нет? Это нормальный моральный кодекс человека. Не убий, не укради…»
Меня радует здоровье, покой и улыбки окружающих
«Когда люди вокруг меня пребывают в комфорте, происходит взаимный обмен положительными эмоциями».
Любовь неоднозначна
«Она может быть к человеку, семье, работе. Но я бы обозначил её так: это радость от того, что любимому человеку хорошо».
Фото и видео: Родион Колчанов
Дизайн: Сергей Лычак
Продюсер: Мария Шагиахметова
Made on
Tilda